Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD60.88
  • EUR63.05
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 21508
Мнения

Денег нет, но вы сражайтесь. Владимир Милов о том, как у Путина кончаются деньги на войну

Говоря об экономическом измерении путинской мобилизации, большинство комментаторов концентрируются на катастрофических последствиях для рынка квалифицированного труда и потерях предприятиями рабочих рук. Все это верно: например, еще в июле Путин на совещании со своими министрами признавал, что только в ИТ-отрасли в ближайшие два года ожидается дефицит квалифицированных кадров в миллион человек, и теперь понятно, что он лишь усугубится.

По опросам предпринимателей, проводимым Росстатом, недостаток квалифицированных рабочих входит в топ-5 факторов, ограничивающих рост производства в промышленности, и значимость этой проблемы в 2022 году выросла. Мобилизация несет в себе самые неожиданные угрозы, в том числе для попыток обойти западные санкции: например, она бьет по небольшим компаниям, специализирующимся на сложных схемах параллельного импорта.

Но оценить масштабы удара мобилизации по рынку квалифицированного труда еще предстоит, пока же об этом можно только гадать. А вот что сейчас стало совершенно ясно — это то, что никакого достаточного бюджета для содержания, экипировки и снабжения вновь мобилизованной живой силы у Путина не будет.

Это становится понятно из документа «Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2023–2025 гг.», попавшего в руки «Ведомостей». Этот документ впервые позволяет увидеть масштабы увеличения военных расходов в связи с путинской агрессией против Украины. И главный вывод из него оглушителен: Путину не хватит денег для дальнейшего финансирования войны и мобилизации. Все его усилия обречены, прежде всего, в финансовом плане.

Путину не хватит денег для дальнейшего финансирования войны и мобилизации

Что следует из этого документа? То, что военные расходы в 2022–2024 годах (на более поздний период правительство их пока не планирует; хочется верить, что и решать этот вопрос в дальнейшем будет уже другая власть) планируется увеличить с ранее утвержденных примерно 3 трлн рублей в год до примерно 5 трлн в год (суммарно на 3,4 трлн за три года, с 2022-го по 2024-й включительно).

Этого абсолютно недостаточно даже для финансирования текущей войны — не говоря уже о расходах на дополнительно мобилизуемую живую силу в несколько сотен тысяч человек. Мы не знаем, сколько россиян будет в итоге призвано по мобилизации — может быть, заявленные 300 тысяч, возможно, больше или меньше. Но, условно говоря, это сила, сопоставимая с заявлявшейся Шойгу действующей численностью служащих по контракту (руководство Минобороны говорило о 400 тысячах контрактников).

Если говорить упрощенно, то в ранее утвержденном военном бюджете «мирного времени» из 3,5 трлн расходов собственно на содержание армии (денежное довольствие и снабжение) шло примерно 1,2–1,5 трлн (остальное — на ВПК и закупку вооружений, преимущественно по «закрытым» статьям военного бюджета). Это и без того крайне мало для второй по величине армии мира. Например, в декабре на коллегии Минобороны Путин признался, что средняя зарплата лейтенанта составляет всего 81 тысячу рублей.

Понятно, что в условиях столь масштабной войны расходы на денежное довольствие с учетом «боевых» выплат должны резко расти. Только уже по этим статьям увеличение затрат на содержание войск, размещенных сегодня в Украине, должно было быть увеличено, по моей оценке, не менее чем на 3–4 трлн рублей в год, а никак не на планируемые 1–2 трлн.

В условиях масштабной войны расходы на денежное довольствие должны резко расти

Однако Путин в дополнение к действующим войскам хочет по сути дела мобилизовать еще и вторую армию, сопоставимую по численности, официально приравняв вновь мобилизуемых к контрактникам. Совершенно очевидно, что даже увеличенного до 5 трлн рублей в год военного бюджета для этих целей не хватит. Видимо, Путин и Минфин готовятся к массовому «кидалову» военных с зарплатой (покажите своим родственникам и знакомым военным эти цифры и предупредите их об этом) — иного объяснения не просматривается (в случае гибели все равно придется выплачивать большие компенсации семьям).

Со снабжением армии все вообще очень плохо. В действующем военном бюджете на эти цели выделено всего 436 млрд рублей на всю армию (данные — из материалов к утвержденному в декабре 2021 года федеральному бюджету). Мы это нищее «снабжение» видим на поле боя во всей красе. Для того чтобы Путин смог наладить нормальное снабжение армии, ему нужно выделять на эти цели суммы совсем другого порядка — по несколько триллионов рублей в год. Делать этого никто не собирается. Видимо, расчет на то, что военные будут добывать еду и обмундирование «самостоятельно».

Нищее «снабжение» мы видим на поле боя во всей красе

Помимо того, что не получается уместить во вновь предложенные 4,5–5 трлн рублей в год финансирование вновь набранной живой силы и ее снабжение, есть и более серьезная проблема. В предыдущие годы примерно две трети военного бюджета шло не собственно на армию, а на производство и закупки вооружений — тот самый военно-промышленный комплекс. На это уходило примерно 2 трлн из общих 3 трлн военных расходов — и как раз расходы на вооружение в основном и были секретными (открытая треть военного бюджета — это и есть, собственно, содержание самой армии, которая, как мы видим, выступает своего рода нелюбимой Золушкой на фоне основного получателя военных ассигнований — обласканного Путиным ВПК).

Хотя мы точно не знаем, как будут распределяться статьи увеличенного военного бюджета, можно с уверенностью сказать — на фоне огромных потерь вооружений в Украине и истощения боезапаса доля расходов на ВПК в военном бюджете 2022–2024 годов точно не уменьшится, а возможно, и вырастет. Поэтому никаких особых дополнительных денег собственно армии, скорее всего, и не достанется.

Никаких особых дополнительных денег армии не достанется

Получается, что всю эту огромную вновь набираемую 300-тысячную (или сколько там) силу никто толком ни финансировать, ни снабжать не собирается. Оставляя в стороне прочие аспекты, остановимся только на одном выводе — воевать неоплачиваемая и никак не снабжаемая армия не сможет. Фактически вновь мобилизуемых в буквальном смысле слова бросают на верную смерть — потому что достаточных денег для их экипировки и снабжения не выделяется. При нынешних масштабах войны можно было ожидать от Путина увеличения военного бюджета до, скажем, 9–10 трлн рублей в год — но ничего подобного и близко не наблюдается.

Вы можете спросить — возможно, там есть какие-то секретные статьи расходов, о которых мы не знаем? Нет, их нет. Приведенные выше цифры общих военных расходов включают секретные статьи и отражаются в обобщенных цифрах Минфина. Если бы было еще что-то, это можно было бы вычислить. Выводы о том, почему Путин бросает вновь мобилизованных в бой без выделения средств на такие элементарные вещи, как денежное довольствие и снабжение армии, предоставим сделать вам самим — похоже, мы здесь имеем дело с одним из наиболее ярких примеров полного развала российской системы государственного управления, которая вообще не в состоянии адекватно оценивать реальность. Тем ближе катастрофическое поражение Путина.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari